• Гостиничный комплекс ПлавноГостиничный комплекс Плавно
Главная -  Социальная сфера -  Лепельское районное объединение профсоюзов

Лепельское районное объединение профсоюзов

Человек труда — звучит гордо

Недавно Президент во время рабочей встречи с председателем ФПБ Михаилом Ордой одобрил ряд новых профсоюзных инициатив. Наш разговор с главой ФПБ об этих новациях в деталях.

Время возвращаться к соревновательности

— Михаил Сергеевич, Федерация профсоюзов Беларуси выступила с инициативой объявить будущий год Годом человека труда. Какое смысловое наполнение вы вкладываете в этот замысел?

— Давайте исходить из того, что все, что мы производим, создаем, имеем, — это результат человеческого труда. Будет этот результат качественный, востребованный, современный — его будут покупать. И здесь, наверное, не так уж и важно, заняты рынки или нет. Если мы делаем что-то, чего больше нет ни у кого, то это изделие купят везде. Мы на этом заработаем и тем самым будем определять качество собственной жизни. Человек труда, по сути, каждый из нас, своими руками создает блага и для себя, и для всего общества. Разве это не достойно почета?

И потом, трудолюбие — исконная черта белорусского характера. Да, мы должны жить сегодняшним днем и смотреть вперед. Но нужно и оглядываться, ценить то, что было вчера. А белорус всегда трудился. Да, есть что-то от матушки-природы. Но мы не можем сравниться со странами, которые могут себе позволить жить только за счет природных ресурсов. Все, чего мы добивались, — исключительно своим трудом и умом. Так сложилась наша трудолюбивая нация. А люди, которые много работают, всегда дружелюбны, открыты, гостеприимны. Потому что они понимают цену хлеба, поддержки ближнего. Так сложился наш национальный характер. И нашей инициативой мы хотим подчеркнуть и историческую преемственность, и нацеленность в будущее, которое определяется нашим трудолюбием. В нем наш неисчерпаемый ресурс, который, если им правильно распорядиться, поддерживать, творит настоящие чудеса.

Мы иной раз с некоторой завистью смотрим на Японию. Удивляемся, как она бурно развивается. Весь мир ездит на их машинах. Пользуется их электроникой. А ведь еще не так давно это была небогатая страна с очень слабой экономикой. Но в определенный момент японцы себе сказали: если хотим жить лучше, значит, должны больше и качественней работать. И они ведь немало взяли из опыта СССР. Например, соревновательность в труде, чествование передовиков, поощрения за качество. И мы, стараясь брать из недавней своей истории все лучшее, здесь все же немного этот опыт подрастеряли. А ведь очень важно, чтобы человек понимал, что результаты его труда заметны и ценятся. Чтобы он видел это на примере уважаемых, почитаемых коллег. У которых и зарплата повыше, и перспективы карьерного роста яснее. За такими людьми будут тянуться. У нас же сегодня как-то все подравнялось. Работаешь хорошо или слабее — результат порой один. Ну, например, выходят на заслуженный отдых и получают пенсию одинаковую и тот, кто всю жизнь у шлагбаума простоял, поднимая и опуская его, и тот, кто трудился мастером цеха и отвечал на своем участке за все.

Вот мы и хотим заострить внимание на том, что хорошо, качественно работать — это и почетно, и выгодно. Безусловно, создание таких стимулирующих факторов потребует и некоторых изменений в законодательстве.

— То есть в течение Года человека труда вы намерены возродить систему трудовых соревнований?

— Знаете, она местами осталась. Там, где еще работают, как их называют, красные директора, она есть. И эти островки надо не только не утерять, но и постараться их опыт распространить. Я езжу по предприятиям и вижу, что там, где не уделяется должного внимания человеческому фактору, где нет системы поощрений, там и результат всегда ниже. Просто настроение людей прохладное, нет производственной связки. Духа коллектива, когда каждый переживает за предприятие, как за свое.

— Роль профсоюзов вы видите в популяризации такого опыта или все же берете на себя инициативу в создании единой соревновательной системы?

— Это надо возвращать как систему. На это мы и нацеливаемся. Да, мы не можем на 100 процентов копировать советский опыт. Но собраться большим кругом, с представителями трудовых коллективов, нанимателей, правительства и продумать такую модель на уровне Национального совета по трудовым вопросам надо. Цель — поднять престиж труда, роль человека труда. Это главное.

Ну и, конечно, не менее важна вторая сторона — материальная. В том числе и в плоскости дифференцированного пенсионного обеспечения. Это уже потребует неких законодательных новаций. Над такими предложениями мы тоже будем работать.

— Тема материального вознаграждения за труд привязана к его производительности…

— Это оправданно. А как повысить производительность? Очевидно, что в немалой степени этот процесс зависит от квалификации работника. Ведь даже выпускника университета, за редким исключением, квалифицированным специалистом не назовешь. Если только в теоретическом плане, но не в практическом. Человек должен постоянно повышать свою квалификацию в процессе трудовой деятельности. Учитель, врач — обязаны это делать. А почему к рабочему на заводе не предъявляются такие требования? Смотрите: Германия — высокоразвитая страна. У них 85 процентов работников всех сфер периодически проходят через систему повышения квалификации. В России принята доктрина развития промышленности. И там тоже ставят задачу выйти на эти 85 процентов за пятилетку. Нам надо ставить схожие задачи. Нельзя идти в ногу с развитием технологий, если ты постоянно не учишься. Это аксиома. И все отрасли должны этим заниматься.

У нас же пока много делается по старинке. Вот приезжаю на один завод в Брестской области. Там выпускают сельхозтехнику. Идем по территории. Стоит мужчина. В руках специально выточенная деревянная палочка нужного диаметра. Он ее между деталями вставляет и подгоняет их молотком. Вроде просто и грамотно, но... Приходилось бывать на предприятиях, где практикуют высокоточное земледелие. Там распашку поля проектируют с помощью GPS, а потом трактор делает идеально ровные борозды. Погрешность по высеву практически нулевая. А с палочкой, какой бы ровной она ни была, погрешность будет. И техника, которую так сделали, по качеству проиграет другим производителям. А она должна быть такой, чтобы покупатели выстраивались за ней в очередь, да еще и локтями толкались.

Понимаете, это раньше человек приходил на завод и 20 лет, стоя за одним станком, постепенно повышал разряд. Сегодня 20 лет станок на заводе работать не будет. В иных случаях техника и за год может морально устареть. А чтобы работать на все более совершенном оборудовании, надо постоянно учиться. Повышать свою квалификацию. И это мощный ресурс для роста производительности труда, а вместе с ней и заработка.

Мы должны выстроить такую систему, чтобы человек сам был заинтересован в своем развитии, профессиональном росте. Надо дать ему все возможности для самосовершенствования. Тогда и предприятия с точки зрения экономики будут более устойчивыми. А специалист, если даже попал в безработные, но у него достаточно высокая квалификация, быстро найдет себе новое место. Его найдут. Потому что он будет конкурентен на рынке труда.

Еще один важный вопрос — ответственность. И за общее дело, и за себя лично. Возьмем технику безопасности. Сегодня ею занимаются все. А сам работник как будто в стороне. Мы считаем, что здесь ответственность должна быть солидарной. Если за тобой смотрит мастер, чтобы ты каску надел, то ты тоже должен следить за тем, чтобы каска была на голове.

У нас же сегодня приходит инспекция по труду и в цеху из 100 человек находит одного без каски — штрафует начальника цеха, а не нарушителя. Начальник цеха должен производство организовать, забот море. А сам человек не должен думать о своей безопасности?

Безопасность. Культура производства. Чистота. Порядок. Система условий труда. Недорого стоит сделать нормальную бытовую комнату. Чтобы было где пообедать. Принять душ после смены. У человека и настроение будет соответствующее, и работать он будет лучше, а не спустя рукава.

На все эти вопросы нужно комплексно обратить внимание.

Ну и еще один вопрос, больше, наверное, статусного плана. Приходит как-то ко мне один скульптор и говорит: у нас вроде уже всем памятники есть, а человеку, который эту страну строил, возрождал после войны, развивает сейчас — нет. И он предложил уже готовую продуманную композицию. Мы эту форму у него приобретаем в уменьшенном виде. Выльем и установим во Дворце культуры профсоюзов. А потом будем думать, как и где разместить памятник в натуральную величину. Очень интересная работа.

Зарплаты и пенсии

— Мы уже коснулись темы заработка. Его соотношения с производительностью труда. Это справедливо. Тем не менее в порядке, регулирующем эту связь, вы обнаружили некоторые недочеты. В чем суть?

— Проблему мы увидели, наблюдая за практикой применения соответствующего постановления Правительства. Она обозначилась и в беседах с руководителями предприятий, которые это постановление непосредственно исполняют. Момент первый. Документ диктует необходимость постоянного роста производительности труда. Но в чем загвоздка? Сегодня ты шагнул на определенный уровень, а через год уже должен отталкиваться от него. А к нулю, условно говоря, добавлять гораздо легче, чем к ста. Получается парадокс. Например, на него обращал внимание руководитель БелОМО. У них есть своя проектная организация, которая для стороннего заказчика готовила определенную документацию. Заказ был крупным. Он успешно исполнен. Производительность труда резко подскочила в целом на предприятии. Но это специфическая деятельность. Ее результат не для массового потребления. Сегодня подобный индивидуальный заказ есть, завтра его может не быть. Дальше работа идет в обычном режиме. Экономика предприятия хорошая. Рентабельность около 20 процентов. Но очередного всплеска пока нет. Тем более сложно добавить к высокому уровню этого разового взлета. Директор в итоге пока не может добавлять коллективу зарплату. Хотя и хотел бы, и мог бы, исходя из экономики предприятия.

Второй момент. Иной руководитель задумывается сам: а надо ли ему рвать сегодня, скажем, сразу на 10 процентов по производительности труда, если можно спокойно добавлять по проценту в год и спокойно жить. Возможность быстрого роста вроде и есть, но как потом выполнять задачу дальше, от более высокого уровня?

Еще один момент — сезонность. Те же трактора, например, продаются лучше весной, перед новым сельскохозяйственным сезоном. Потом спрос на них падает. Или сахарные заводы, привязанные к урожаю свеклы. В таких случаях производительность резко идет вверх в определенные месяцы, а в остальные может особенно и не меняться. То есть продажи стабильные, рентабельность на хорошем уровне, но повышать зарплату нельзя.

Есть вопросы, связанные с модернизацией производств. Часть предприятия для этого, как правило, останавливается. Для монтажа нового оборудования, его отладки, запуска, обучения персонала. До всплеска после ввода нового участка в эксплуатацию может пройти не один месяц и даже год. Есть бизнес-план, который к этому четко ведет. Но люди не могут получить более высокий заработок, поскольку именно сегодня роста производительности еще нет.

Кроме того, установленный порядок порой подталкивает директоров к непопулярным мерам. Самый простой путь в коллективе из 100 человек — убрать 20, тем самым и производительность формально поднять, и получить ресурс для повышения зарплаты оставшимся. Увы, такие случаи тоже мы фиксировали.

Таким образом, получается, что постановление уже начинает играть сдерживающую роль в развитии. Эти моменты нужно корректировать. Мы ратуем не за отмену документа. Говорим о том, что его надо усовершенствовать и доработать с учетом обнаруженных на практике нюансов. Жизнь не стоит на месте, и любой нормативный акт со временем может нуждаться в корректировке. Это объективно.

— От зарплат к пенсиям. Еще одна инициатива ФПБ касается начисления пенсионного стажа для некоторых категорий граждан. В чем здесь проблема?

— Наши инициативы направлены на защиту интересов тех людей, которые объективно не могут выработать необходимый пенсионный стаж. В итоге им выплачивается только социальная пенсия — половина прожиточного минимума. Это очень небольшие деньги, на которые прожить практически невозможно.

На этот счет к нам поступает много обращений. В частности, от людей, которые долгое время ухаживают за инвалидами. Или от матерей, воспитывающих четверых детей. Есть вопросы по военнослужащим. Что касается семей с детьми, нас в этом вопросе поддержал Президент, сказав буквально следующее: «То, что касается детей, — не обсуждается. Всегда поможем и всегда поддержим». Проект соответствующего нормативного акта, снимающего вопросы по ряду названных категорий, уже подготовлен. Что касается семей с четырьмя детьми, то сейчас совместно с Министерством труда и социальной защиты вырабатывается наиболее оптимальный вариант решения вопроса.

— В свое время немало дискуссий вызывало введение контрактной формы найма работников. В конечном итоге все пришли к мнению, что она современна и верна. Но сегодня профсоюзы говорят о том, что работники нуждаются в дополнительных мерах защиты. Нужно возвращаться к прежней практике?

— Нет. Так мы вопрос не ставим. Контрактная форма в отличие от бессрочных трудовых договоров более прогрессивная. Но есть нюансы, и она требует усовершенствования для того, чтобы человек не попадал в полнейшую зависимость от работодателя. Надо сделать так, чтобы при сложной экономической ситуации руководитель не имел возможности решать проблемы за счет работника. Вот в чем главный смысл. Скажем, надо снизить издержки, сократил персонал — и готово. Ведь сегодня во многих случаях контракты заключаются на год. Вышел срок — нет проблем. Мы считаем, этот момент надо отрегулировать. Дать людям больше гарантий стабильности. Если человек отработал год без претензий и замечаний, следующий контракт должен быть не менее чем на три года.

Еще надо четко оговорить, что такое существенное изменение условий труда, не приняв которое человек может расстаться с работодателем без выплаты пособия. Из-за размытости формулировок работодатели порой, мягко говоря, безобразничают. Приведу пример. В прошлом году на одном минском заводе 110 работникам вместо сокращения установили продолжительность рабочего дня 48 минут. С 8.00 до 8.48. Соответственно, и зарплата копейки. Таким образом человека толкают к увольнению по собственному желанию без всяких выплат. Подобным комбинациям надо ставить заслон.

Или вот еще пример. Руководство одного из строительных предприятий Бреста сообщило 27 своим работникам о сокращении. Но впоследствии передумало и решило предложить существенное изменение условий труда. Не нравится — семь дней, и до свидания. С помощью отраслевого профсоюза удалось добиться судебного решения в пользу работников. Они были сокращены с выплатой предусмотренного пособия.

Мы не должны позволить создать систему, при которой легко разобраться с человеком. Ведь за каждым семья, дети. Это нужно видеть и понимать.

Надо корректировать и сроки уведомления работника о существенном изменении условий труда. Да, есть экстренные ситуации. Завалило предприятие снегом. Надо мобилизовать всех и отправить на не предусмотренную контрактом работу. Или требуется срочная остановка печи в литейном цехе и перевод персонала на другие участки. Здесь нужен короткий срок. Во всех остальных случаях — месяц. Надо дать человеку достаточное время на раздумья или на поиск нового места.

По всем этим нюансам нужны исчерпывающие нормативные пояснения.

Откуда рост цен

— Еще один сигнал от ФПБ. Нужны дополнительные инструменты защиты интересов трудовых коллективов на предприятиях, проводящих модернизацию…

— Любая модернизация, реструктуризация, оптимизация должны проходить ответственно и с оглядкой на человека. Это самый главный принцип. Если идет модернизация, изначально ясно: на обновленном участке потребуется уже, условно говоря, не 1000 работников, а 100. При этом продукции будет выпускаться вдвое больше. Что делать остальным?

Есть очень хороший документ. Это Инструкция «О социально ответственной реструктуризации». В ней все прописано буквально по шагам. Этот документ разработан Министерством труда с непосредственным участием профсоюзов. Мы предложили придать ему не рекомендательный характер, а законодательно установленный обязательный. А суть в том, что, решая задачи совершенствования производства, изначально надлежит продумывать и изменения в коллективе. Коль потребуется меньше людей, работодатель вместе с местными властями должен четко видеть, куда трудоустроить освободившихся. Это комплексная задача, и решать ее надо сообща. Причем заранее, а не тогда, когда модернизация идет полным ходом и в пожарном порядке приходится размышлять о судьбах людей. Из такого аврала ничего хорошего не выйдет.

— Ну и самая, пожалуй, яркая инициатива профсоюзов. Вы беретесь контролировать цены. Не выходит ли ФПБ здесь за границы своей традиционной зоны ответственности — связки работодатель — работник?

— Мы должны чутко реагировать на все чувствительные для людей темы. Построение организации, работа напрямую с людьми позволяют профсоюзам играть роль своего рода барометра настроений в обществе. Из чего мы исходим в вопросах цен? Человек приходит на предприятие. Мы заботимся о том, чтобы у него был адекватный заработок. Но он выходит за проходную и идет в магазин. Насколько там цены будут соответствовать его доходу — это вторая составляющая благосостояния, которое мы ставим во главу угла. То есть если мы заботимся об уровне жизни человека, то должны обращать внимание на все аспекты.

Есть продукты первой необходимости. И здесь продавец порой идет на поводу соблазна: все равно купят. Тут надо смотреть внимательно. Если надо — останавливать, регулировать. Есть определенный потолок в виде уровня инфляции — это ориентир. И выше этой предельной шкалы цена прыгать не должна.

Мы понимаем, что нельзя объять необъятное. Есть товары не первой необходимости. Их пусть регулирует рынок. Но есть потребительская корзина, вот ей мы и будем уделять внимание. То есть тому, без чего человек жить не может. А ведь цифры порой обескураживают. Картофель в цене по сравнению с прошлым годом вырос на 44 процента. Огурцы — на 32 процента. Масло сливочное — на 21, сметана — на 13. И это при том, что зарплаты в сельском хозяйстве стоят. Курс рубля стабилен. По энергоносителям вопросы решены. Откуда рост цен?

— Может, люди привыкли к малому номиналу денег и рубль сегодня тратят уже с большей легкостью, чем раньше 10 тысяч? Не этим ли пользуются иные продавцы или производители?

— И на это надо смотреть. Иначе это попахивает уже жульничеством. Надо думать в первую очередь о кошельке человека. Поэтому профсоюзы и взялись за такую работу. Потребительская корзина. Лекарства. Вода. С ее ценой тоже в последнее время творится что-то неладное. Особое внимание — сельской местности. Зачастую в деревнях одни и те же товары стоят больше, чем в городах. Да, можно пенять на сложную логистику, большое транспортное плечо. Но это все-таки ненормально, когда человеку привозят произведенный им же продукт втридорога.

На мониторинг цен мы ориентировали весь наш социально-экономический блок. Определенные группы товаров или услуг будут закреплены за соответствующими отраслевыми профсоюзами. Скажем, профсоюз связи будет отслеживать ценообразование в этом сегменте. Ведь имеют место случаи, когда сотовые операторы повышают тарифы, включая в пакеты услуги, которыми никто и никогда не пользуется. Ладно бы существенный технологический скачок совершили, перешли бы резко на 5G. Это еще можно было бы понять. Но ведь проводятся манипуляции совсем иного рода…

В целом это будет многоплановый и глубокий ежемесячный контроль по различным направлениям. С информированием о результатах Правительства. Эту свою деятельность мы будем вести в сотрудничестве с Министерством антимонопольного регулирования и торговли. Уже заключили на этот счет специальное соглашение. Надо понимать: профсоюзы не будут заниматься «партизанщиной». Это будет цивилизованное, конструктивное взаимодействие в общих интересах. А прежде всего в интересах людей.

Спорт — это большая политика

— На встрече с Президентом была затронута и тема развития профсоюзного спорта. Это традиционно большой пласт. Как здесь обстоят дела?

— Давайте для начала посмотрим на цифры. У нас 112 ДЮСШ и СДЮШОР. Они ведут подготовку по 48 видам спорта, из которых 38 — олимпийские. В этой системе занимается 29 процентов учащихся всех спортивных школ страны. То есть почти треть. Их готовят более 2 тысяч тренеров, из которых 73 процента имеют квалификационные категории. В целом по стране процент — 68.

— Система есть. Здесь нет вопросов. А результат?

— Посмотрим на прошлый год. Мы передали из наших школ 599 учащихся в центры олимпийской подготовки, школы высшего спортивного мастерства. Это 31 процент от числа спортсменов, переданных в большой спорт всеми школами страны. Опять та же треть. Идем дальше… В составы национальных сборных вошло 409 наших воспитанников. На официальных международных соревнованиях белорусскими спортсменами за год завоевано 299 медалей. Наш вклад в копилку — 97 медалей. Или 33 процента. Ну и самый, пожалуй, яркий момент. На Олимпиаде в Рио выступили 123 белорусских спортсмена. 38 из них — воспитанники профсоюзных школ. Из 9 завоеванных медалей — 4 профсоюзные. Две бронзовые и две серебряные. И еще один важный момент. У нас сегодня самая низкая стоимость подготовки спортсмена. В среднем 679 рублей в год. По стране — 1000 рублей.

То есть результат есть. И он весомый. Хотя мы понимаем, что еще есть к чему стремиться. И те задачи, которые поставил Президент на недавнем Олимпийском собрании, безусловно, актуальны и для нас. Но я бы хотел обратить внимание еще вот на какой момент. Да, спорт высоких достижений — это важно. Спорт такого уровня — это идеология, большая политика, это одна из форм народной дипломатии. Но вот что еще считаю особенно ценным. Многие наши школы находятся в регионах. Там занимаются дети из семей с невысоким достатком. Они не могут себе позволить отправить ребенка в элитное платное учреждение. А с помощью наших школ сын или дочь при деле. Пока родители на работе, они не беспокоятся за своих детей, зная, что время они проводят с пользой в секции. Там опытный, мудрый тренер. Он несет на себе обязанность не просто подготовить спортсменов, но и воспитывает ребят. Много детей из неполных, из многодетных семей. И это серьезная социальная миссия спортивного сегмента деятельности ФПБ.

— Спасибо, Михаил Сергеевич, за содержательное интервью. Напоследок не могли бы вы коротко сказать о самой сути профсоюзной работы? О ее духе, если хотите, в философском смысле.

— Можно выразить одним словом: солидарность. Солидарность во всем. Когда человеку хорошо — радоваться вместе с ним. Когда плохо — быть рядом и помогать. Всегда легче, если быть вместе. Сообща. Тогда мы быстрее справляемся и с проблемами. Как мелкими, так и крупными. Поэтому мы и говорим: в профсоюзах должны быть люди неравнодушные, чуткие. Которые будут вникать в нужды людей. Объединять вокруг себя. И именно этот дух сплоченности и взаимовыручки мы стремимся через свою работу привнести в общество. От того, насколько прочно эти понятия войдут в наше сознание и нашу жизнь, зависит, по большому счету, как будем жить дальше. Будем лучше понимать, поддерживать друг друга — значит, будем лучше жить.

По материалам газеты «СБ»


Федерация профсоюзов выступает за введение дополнительных мер защиты трудящихся

Федерация профсоюзов выступает за введение дополнительных мер защиты трудящихся при контрактной форме найма. Этот вопрос обсуждался на рабочей встрече главы государства Александра Лукашенко с председателем Федерации профсоюзов Беларуси Михаилом Ордой.

Было отмечено, что мониторинг предприятий со стороны ФПБ показал наличие проблемы «скрытого сокращения». Речь идет об оптимизации численности работников посредством непродления контрактов или понуждения к увольнению. Таким образом, наниматель пытается сократить издержки предприятия. «Это происходит путём непродления контракта, путём, когда существенно меняют условия труда и делают, условно говоря, восьмичасовую рабочую неделю. Те, кто остаются, через месяц понимают, что это очень небольшие деньги, увольняются по соглашению сторон, соответственно, человеку ничего не выплачивается», – пояснил Михаил Орда.

Глава государства категорически высказался против решения проблемных вопросов за счет увольнения работников. При этом Александр Лукашенко обратил внимание, что защита прав трудящихся – главная задача и основа социального государства.

Федерация профсоюзов Беларуси предлагает предоставить добросовестным работникам ряд дополнительных гарантий при контрактной форме найма.

«Мы внесли предложение, чтобы повысить правовую защиту тех, кто работает по контракту. Профсоюзы предлагают следующий механизм: если ты отработал на контракте год и к тебе нет никаких замечаний, с твоего соглашения с тобой должен быть продлен контракт на максимальный срок», – сказал Михаил Орда.

Во время встречи Александр Лукашенко также обсудил с Михаилом Ордой реализацию Генерального соглашения между правительством, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов. Глава государства подчеркнул, что все договоренности должны выполняться в полном объеме. «Мы предлагаем отрегулировать эти вопросы в законодательстве, чтобы усилить обязательство по исполнению взятых на себя обязанностей», – отметил профлидер.

Михаил Орда также проинформировал Президента о положении Минского мотовелозавода, состоянии производства и ситуации в трудовом коллективе. «Мы высказали свои предложения по тому, как это производство должно работать и развиваться. Главный неоспоримый момент – это бренд, марка нашей страны, и сегодня этот завод ни при каких обстоятельствах не может быть свернут. Возобновлено будет производство, поскольку сегодня велосипеды и другая техника необходимы для нас самих, и этот завод должен работать», – уверен председатель ФПБ.

Президент поинтересовался, как проходит модернизация структуры ФПБ. По мнению Александра Лукашенко, работа в этом направлении должна продолжаться в соответствии с опытом ведущих стран. Оптимизируются все отрасли экономики, и профсоюзы не могут застыть на месте и быть в стороне от этого процесса.

Народный проект федерации профсоюзов Я БЕЛАРУСЬ

Конкурс профессионального мастерства

Предложения Федерации профсоюзов Беларуси по совершенствованию законодательства, направленные на реализацию Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 – 2020 годы